Вы находитесь:
2019

Виртуальная выставка "Уходящая Русь Сергея Добрякова"
01 октября 2019 - 31 декабря 2019

В этом году исполняется 95 лет со дня рождения и 30 лет со дня смерти художника Сергея Алексеевича Добрякова. Добряков не смог получить художественного образования – помешала война, но, благодаря своим способностям, упорству и трудолюбию, стал настоящим профессионалом в изобразительном искусстве. Его талант был воистину многогранен: Сергей Алексеевич занимался станковой и монументальной живописью, мозаикой, декоративно-прикладным искусством – и в каждом виде его работы вызывали интерес и признание.

Dobryakov-5.jpg

Сергей Алексеевич Добряков

Сергей Алексеевич родился 8 октября 1924 года, как он писал – в семье служащих. В автобиографиях и учетных листках Добряков указывал место своего рождения – село Вомын Корткеросского района. При этом всегда уточнял, что по национальности он русский. Как же его родители попали в наш край, кем они были? Добряков утверждал, что отец был счетным работником, а мать – учительницей. На самом деле Сергей Алексеевич принадлежал к роду священников Добряковых; в Вологодской губернии было немало служителей клира с этой фамилией. Прадед художника Константин Добряков, уроженец Кадниковского уезда, был священником Воскресенской церкви в Дягилевых Горах, а потом в Явенгской Покровской церкви. После его смерти в 1881 году, в Явенге осталась жить «в собственном доме и на собственном пропитании» его вдова – Манефа Ивановна.

Сыновья Константина Добрякова продолжили династию. Александр окончил Вологодскую духовную семинарию и стал священником Уфимской Ильинской церкви Устюженского уезда. Евгений преподавал в Явенгской церковно-приходской школе, затем, в 1880 году, был рукоположен в священника Покровской церкви в городе Яренске, где снискал славу и уважение паствы: за хорошую службу его наградили набедренником, скуфьей, камилавкой и наперсным крестом от Святого Синода.

Zerkov-v-yarenske.jpg

Покровский храм в Яренске

Помимо церковного служения, Евгений Константинович, дед художника, был учителем в Яренской женской прогимназии и городском училище, духовником земской больницы (с 1916 года духовником по благочинному округу), а в 1910-м выбран депутатом по городским налогам с недвижимых имуществ. В Яренске сохранился, правда, в «урезанном» виде, дом Добряковых. Яренские жители вспоминали о Евгении Константиновиче как об умном и образованном человеке; он вел подробные записи о жизни Яренска, о политссыльных, с которыми много общался по долгу службы. Наверно, по этой причине на семью Добряковых периодически писались доносы в губернское жандармское управление с обвинениями в «либерализме».

dom-dobryakovyh-yarensk-1986.jpg

Дом Добряковых в Яренске

Старший сын священника Константин Евгеньевич – известный яренский врач, («совесть района» – называют его нынешние жители). Он заведовал городской земской больницей, а после революции переехал в Великий Устюг, работал хирургом, основал фельдшерско-акушерский техникум, организовывал краеведческое общество.

Младший сын Евгения Константиновича – Алексей Евгеньевич, отец художника, родился в 1891 году. В 1908-м он окончил первый класс Вологодской духовной семинарии, а в 1910 году отправился служить псаломщиком в церковь села Гришинское (или по-коми, Вомын) Усть-Сысольского уезда. Каменная одноэтажная Благовещенская церковь была построена на средства прихожан незадолго до его приезда, в 1902 году. При ней образовали самостоятельный приход – Гришинский, с причтом, состоявшим из двух человек: священника и псаломщика, содержавшихся за казенный счет. Через четыре года Алексей Добряков был посвящен в стихарь, что позволяло ему стать чтецом или певцом в храме. В селе в то время уже действовала школа грамотности, начальное училище, библиотека. Скорее всего, супруги Добряковы после перипетий гражданской войны перешли на более безопасные профессии.

Сохранилась фотография 1918 года, на которой, по утверждению известного краеведа Н.А. Митюшёвой, запечатлены две учительницы Гришинской школы 1-й ступени, одна из которых мать художника Екатерина Александровна Добрякова (слева), а вторая — родная тетя Прометея Чисталева, Рипсилия Александровна Анисимова (справа).

sleva-mat-D.-v-schkole-1-stupeni.jpg

Здесь же, в Вомыне, 8 октября 1924 года у Добряковых родился сын Сергей. Село Вомын расположилось на правом берегу Вычегды, в устье ручья Ягшор. Позднее, незадолго до смерти, Сергей Алексеевич написал картину, посвященную родным местам, где он провел первые годы жизни – «Вычегда под Вомыном». Это вид на высокий берег, на просторную гладь реки. У воды расположились домики рыбаков, у берега стоят моторные лодки; справа высится могучий кедр. Все дышит суровостью и покоем.

DSC_0481.jpg

С.А. Добряков. Вычегда под Вомыном. 1988. Из фондов НГРК

В Вомыне Добряковы после рождения сына Сергея долго не задержались, в середине 1920-х годов семья переехала в Сыктывкар. Помимо Сергея в семье рос старший брат Борис (впоследствии участник войны, инженер-капитан I ранга, заместитель начальника Севастопольского высшего морского училища), сестра Раиса и сестры-близнецы Вера и Надежда. Сохранилась фотография 1948 года, где снята вся большая семья Добряков.

jO3cJ0nBstE.jpg

В верхнем ряду в центре — Сергей с сестрами-близнецами Верой и Надеждой. В нижнем ряду слева направо: брат Борис, родители Екатерина Александровна и Алексей Евгеньевич

В том же 1948 году ушел из жизни отец семейства, Алексей Евгеньевич, а в следующем году – мать, Екатерина Александровна. Их внучка, дочь художника Виктория Сергеевна рассказывает, что в семье не было принято ходить на кладбище, где они были похоронены, и до недавнего времени она и не знала, что происходит из рода священников. Говорить об этом в советское время Добряков считал, скорее всего, опасным. И вообще был немногословным.

В Сыктывкаре Сергей поступил в среднюю школу № 2. Он с детства любил рисовать, некоторое время посещал изостудию. Интересно, что в аттестате напротив предметов «рисование» и «черчение» стоят прочерки. Возможно, эти дисциплины просто тогда не преподавались.

Десятилетку Сергей закончил в грозном 1942 году и в августе был призван в ряды Красной Армии. После курсов Велико-Устюжского пехотного училища в феврале 1943-го его отправили на Западный фронт, в 128-ю отдельную стрелковую бригаду. Почти сразу, 3 марта, при наступлении на деревню Погринка Орловской области Добряков получил слепое осколочное ранение в грудную клетку. После госпиталя он попал в 1551-й зенитный артиллерийский полк. Часть, в которой он служил, была прикомандирована к известной французской эскадрилье «Нормандия-Неман»; с ней он и прошел до конца войны, который встретил в Кенигсберге.

DSC_0672.jpg

Прощание. Из серии «Нормандия-Неман». 1968. Из фондов НГРК

DSC_0675.jpg

Братья по оружию. Из серии «Нормандия-Неман». 1967. Из фондов НГРК

В конце 60-х годов Сергей Алексеевич обратился к военным страницам своей биографии, пробовал сделать трехчастную композицию по воспоминаниям о военной службе, но отказался от этой идеи. Остались два графических эскиза к задуманной работе. На одном из них солдат, стоящий рядом с советским и французским летчиками, удивительно похож на самого художника. Позднее, уже в 1985 году Добряков написал картину «На русской земле», запечатлевшую сцену у могилы французского пилота, на которой по летчицкой традиции поставлен винт самолета.

wForSO9RWcU.jpg

На русской земле. 1985. Из фондов НГРК

В авиационном полку Добряков сразу показал себя «как отличник боевой и политической подготовки, способный руководить подразделением». Он не раз удостаивался благодарностей, был назначен командиром отделения и дослужился до звания старшего сержанта. В мае 1944 года, будучи командиром управления 3-й батареи, Сергей Алексеевич был награжден медалью «За боевые заслуги». После Победы еще долгих два года Добряков служил чертежником штаба 65-й Артиллерийской дивизии, которая была расквартирована в Польше, попутно оформляя армейские клубы. В апреле 1947 года С.А. Добрякова демобилизовали. Помимо медали «За боевые заслуги», а его наградном списке медали «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «За взятие Кенигсберга», а также польская военная награда – медаль «Победы и Свободы».

После демобилизации Добряков съездил в Ленинград для ознакомления с «обстановкой» в институте имени И.Е. Репина и училище имени В.И. Мухиной – двух самых сильных художественных учебных заведениях в стране. После военной службы показалось невозможным сесть на студенческую скамью. Сергей решил «пойти своим путем», самостоятельным. Он говорил впоследствии: «У меня была убежденность, что самообразованием могу много достичь». Надо упомянуть, что это касалось не только художественного творчества. Добряков сам освоил игру на гитаре и пианино, подбирал на слух мелодии и аккомпанировал себе.

Kudyaschev-Mityuschev-Dobryakov-1950.jpeg

Художники, участники войны: Г.В. Кудяшев, П.М. Митюшев, С.А. Добряков. 1950

Вернувшись в родной город, начинающий художник поначалу работал в Республиканском краеведческом музее: он оформлял экспозиции, совместно с В.Г. Постниковым создал большой фриз; в силу своей изобретательности и смекалки пробовал производить скульптуры из мастики. В то время коллекция произведений русского и зарубежного искусства, привезенная в Коми область подвижником Д.Т. Яновичем, хранилась в краеведческом музее; только в 1952 году она была передана Художественному музею (ныне Национальная галерея Республики Коми). Добряков не упускал возможности как следует изучить технику и приемы известных художников, рассматривал, как написаны картины, как они скомпонованы, копировал работы старых русских и западных мастеров. Когда в 1949 году в Сыктывкаре образовалось Товарищество художников, он сразу вступил в него, попав в оформительский цех. Одновременно молодой художник оттачивал мастерство в студии при Союзе художников Коми АССР, где занятия вели более опытные художники: как местные (В.В. Поляков, М.П. Безносов), так и московские (П.Э. Бендель, Г.Г. Филипповский – оба из репрессированных). Многому научили поездки на творческие дачи, где была возможность познакомиться с работой столичных художников, перенять их опыт.

ulG2sGH9m0I.jpg

Советская улица в Сыктывкаре. 1953. Местонахождение неизвестно

Неустанная, упорная работа, наблюдательность и любознательность Добрякова привели к стремительному росту его художественного мастерства. Началом своей творческой деятельности сам Сергей Алексеевич называл 1949 год. А уже в марте 1951-го он принял участие в Отчетной художественно-промышленной выставке Товарищества художников, проходившей в фойе филармонии, через полгода – в республиканской художественной выставке, наряду с ведущими художниками Коми края. Добряков представил несколько этюдов маслом, посвященных речной навигации – «Ремонт катеров», «Катер на сплаве», «Вечер на запани», «Пристань у береговых складов» – и первую картину «Весной на берегу парка». Картина была отмечена коллегами как профессиональная работа, выделяющаяся неплохими живописными качествами и интересным композиционным подходом. Этюды же, писал Безносов, «закончены, проработаны и не замучены, при этом верны и приятны по цвету».

Примечательно обращение Добрякова к теме катеров: скорее всего, сказался его опыт работы рулевым. «Речная» тема стала одной из ведущих в творчестве художника. Многие из его программных работ были связаны с рекой: это «К новому месту работы» (1953), «В непогоду на сплаве» (1955), «Смена» (1961), «Затон» (1978), «Печорский рейд» (1985) и многие другие. Речные судна Добряков хорошо знал и даже смастерил моторную лодку, на которой вывозил семью на природу. В этой лодке всё, кроме мотора, было сделано его руками.

Na-Vychegde.-1982.-Yarenskii-kraevedcheskii-muzei.jpg

На Вычегде. 1982. Яренский краеведческий музей

Zaton.-1978.jpg

Затон. 1978

Etyud.-Iz-chastnoi-kollekzii.jpg

Этюд. Из частной коллекции

Ix2JEAUP0HA.jpg

С. Добряков на лодке, сделанной своими руками

1953 год стал переломным в судьбе Сергея Алексеевича. Его послали на Академическую дачу в Вышний Волочёк, где он работал над своей первой крупной вещью – картиной «К новому месту работы». Молодые специалисты (так первоначально называлось полотно), подплывающие на катере, смотрят на берег с надеждой. Суровость северной реки, волны, порожденные ветром, низкое небо в тучах предрекают нелегкие испытания. Но полотно, несмотря на темные краски, наполнено внутренним трепетом, подспудным оптимизмом, желанием добиться успеха – тем, чем так дороги нам старые советские фильмы.

K-novomu-mestu-raboty.jpg

К новому месту работы. 1953. Из фондов НГРК

Эта картина стала определенной вехой в жизни живописца: она экспонировалась на Выставке произведений художников РСФСР 1953 года в Москве. Для человека без специального художественного образования с таким небольшим творческим стажем – удивительное достижение. Благодаря этому Сергея Алексеевича приняли в кандидаты в члены Союза Художников Коми АССР – в 1954 году. А уже в 1958-м он стал полноправным членом Союза.

Но не только это произошло в 1953 году. Добряков во время работы на академической даче встретил свою любовь. Белокурая русская красавица Галина Духинова, москвичка, работавшая ткачихой с 13 лет, подрабатывала на даче натурщицей. Ей было тогда всего 20 лет, а она уже была увековечена на станции метро «Киевская».

wByLbLoQTsg.jpg

Только что открытую станцию украсили большим количеством мозаик и живописных полотен. На своде в лепных медальонах разместились фрески, изображающие трудящихся Советской Украины. Среди них есть панно «Ученые-химики», на котором справа стоит, полуобернувшись, молодая девушка. Галина Васильевна потом говорила дочерям: «Вот умру, а там останусь, сможете на меня посмотреть».

Добряков сразу же сделал предложение Галине и приехал с ней в Сыктывкар. На следующий год родилась первая дочь – Алла, позднее – Виктория. Сергей Алексеевич хотел именно дочерей: побывав на войне, он боялся, что сыновья станут «пушечным мясом» в случае межгосударственных конфликтов (воспоминания об ужасах войны были живы; Добряков не смотрел военные фильмы, да и с военной тематикой в творчестве у него не задавалось). В семье сохранились ранние портреты жены, написанные художником с большой любовью. Галина Васильевна всю жизнь прожила в Сыктывкаре, помогала мужу в работе (особенно это сказалось в создании гобеленов), пережила мужа на 24 года и ушла из жизни в 2013-м.

Но вернемся в 1950-е годы. Следующая славная страница биографии Добрякова – работа на Всероссийской сельскохозяйственной выставке, будущей ВДНХ, в 1955-1957 годах. Выставка была перестроена и преобразована после войны, павильоны стали напоминать дворцы, в том числе павильон «Ленинград и Северо-Запад РСФСР», в котором Добряков с коллегами из других республик оформлял залы Коми АССР, Вологодской области, Карелии. Наиболее значимой работой Сергея Алексеевича на ВСХВ стало обширное панно, посвященное Коми республике. Она была отмечена как дирекцией павильона, так и Советом Министров Коми АССР. Именно тогда преобладающими чертами творческого почерка сыктывкарского художника стали монументальность и лаконичность, появились работы, написанные темперой.

К середине 1950-х годов относится и начало сотрудничества Добрякова с Коми книжным издательством: он работал над книгами Александра Рекемчука «Берега», Анатолия Знаменского «Ухтинская прорва» (1958), детскими изданиями. С.А. Добряков оформил книги Ивана Изъюрова, Серафима Попова, Владимира Тимина, Геннадия Юшкова, Геннадия Федорова, Нины Куратовой и других коми писателей и поэтов. Стараниями Добрякова был оформлен старый аэропорт. Помимо этого он создал витражи для магазина «Детский мир», который находился на улице Орджоникидзе, а также два больших панно «Полярная ночь» и «Северяне» для столичного кинотеатра «Октябрь». Многие старожилы вспоминают, что эти панно стали ярким событием в жизни города; жители ходили в кинотеатр специально, чтоб полюбоваться ими. Где сейчас эти работы?

DSC_0131.jpg

Воркута. 1956. Из фондов НГРК

В Заполярье Сергей Алексеевич впервые побывал в 1955 году. Невзирая на сильные морозы, бытовые трудности, он побывал в геологических партиях, в стойбищах оленеводов, у охотников, воркутинских шахтеров, написав множество этюдов. На республиканской выставке Добряков показал свои этюды, живописующие тундру и Полярный Урал. Тема Севера – основополагающая в его творчестве, ей посвящены вышеупомянутые панно, масштабные произведения «На земле предков», «Север. Праздник», «Коми охотники», «Встречающие», «Дороги геологов», «Красные партизаны». Эти произведения наиболее известны, они принимали участие в коми республиканских, всероссийских и всесоюзных выставках. Они пронизаны сдержанной романтикой сурового края, покорившегося человеку, единению человека с природой, духовной преемственности поколений.

IMG_5579.jpg

Коми охотники. 1964. Из фондов НГРК

Na-zemle-predkov.jpg

На земле предков. 1969. Из фондов НГРК

Znak-olenevodov.-1982.-Iz-fondov-NGRK.jpg

Знак оленеводов. 1982. Из фондов НГРК

Особняком стоит небольшая, но яркая работа Добрякова «У древних стен» (1959): за мощной крепостной стеной на фоне голубого неба высится старинный храм. Всегда было интересно, что это за храм, где он находится. В последнее время тайна этого произведения приоткрылась. В 1958 году Сергей Алексеевич работал в Доме творчества художников и скульпторов в Переславле-Залесском.

Здесь плодотворно трудились многие художники со всей России. Это старинный русский город в Ярославской области, входящий в Золотое Кольцо России. На высоком берегу Плещеева озера стоит старинная обитель – Горицкий монастырь, получивший свое название от расположения на возвышенности – «горице». Он был основан еще при Иване Калите, но основные, сохранившиеся до наших дней постройки, были возведены в XVII-XVIII веках, в том числе каменная ограда с башнями и сам пятиглавый Успенский собор, запечатленный Добряковым – с большой апсидой и двумя приделами с отдельными куполами. К сожалению, собор не действует и поныне.

Dobryakov.jpg

У древних стен. 1959. Из фондов НГРК

Конечно, создать, и тем более выставить такую работу на выставке 1959 года можно было только во время хрущевской оттепели. Изображение церквей, однако, не редкость на работах Сергея Алексеевича. Мало кто замечает, например, белую церковь с колокольней вдали, на холме, в военной картине «На русской земле». Надо заметить, что вера и верования давно занимали воображение художника.

В его программной картине «На земле предков» (1969) изображены геологи, набредшие в горах на древнее языческое капище с деревянными идолами. Похожий идол присутствует на портрете С.А. Добрякова, написанном Борисом Лейфером. Необычная работа «Знак оленеводов», созданная Добряковым в 1982 году по воспоминаниям о поездке в Ямало-Ненецкий автономный округ, также представляет свидетельства древних культов кочевых народов.

P1100140.jpg

Б.Лейфер. Портрет художника С.А. Добрякова. 1978. Из фондов НГРК

По сибирским впечатлениям Добряков написал картину-видение «Берег Мангазеи» (1987). Мангазея – первый русский заполярный город, основанный в Сибири в начале XVII века. «Златокипящая вотчина государева», стоявшая на пути из Московии в Сибирь, и богатевшая на торговле и пушном промысле, в результате нескольких пожаров была уничтожена и запустела. Добряков на своем полотне показывает нам берег реки, на котором стоял древний купеческий город, в северном небе смутно проглядывают деревянные постройки: кремль-детинец, церкви, гостиный двор, жилые дома – некое подобие ушедшего на дно озера града Китежа.

jZ4c68Tx9z0.jpg

Берег Мангазеи. 1987. Из фондов НГРК

В Доме творчества в Переславле Добряков познакомился с В. Хрящевым, художником-мозаичистом, который работал вместе с Павлом Кориным (Корин известен как автор неоконченной картины «Реквием. Русь уходящая», где представлены представители русского духовенства, а в 50-е годы он был знаменит своими мозаиками и витражами для Московского метро). Вероятно, именно эта встреча подтолкнула Добрякова заняться новым для себя и для коми искусства видом монументального искусства. Первая созданная сыктывкарским художником мозаика «Лесоруб» увидела зрителей на республиканской выставке в 1961 году. Потом были «Домна Каликова» и «Пастух-оленевод» (1962), «Победа» и «Северные игры» (1963), «Шахтер» (1965), «В.И. Ленин», созданный к 100-летнему юбилею вождя.

Panno-Sever.-1966.-tempera-holst.jpg

Подготовительный эскиз к мозаике «Север». 1966. Из фондов НГРК

Но наиболее известные сыктывкарцам мозаики мы ежедневно видим на улицах города. В первую очередь – это мозаичные панно на фасаде Института биологии Коми научного центра («Богатство земли – народу. Достижения науки – человеку»). Это, кстати, первая мозаика в Сыктывкаре. Еще одно панно находится на торце жилого дома № 17 по улице Куратова, в этом доме проживал сам Добряков. На нем изображены сцены праздника оленеводов, в чем-то повторяющие трехчастную мозаичную композицию «Северные игры». С легкой руки Добрякова Сыктывкар обрел мозаики по улице Советской, а также по Коммунистической, исполненные уже другими художниками.

800px-Institute_biol.jpg

В 1970-е годы Сергей Алексеевич увлекся новой для себя техникой. Он вручную создавал гобелены вместе со своей женой Галиной Васильевной. Большие, тканные из отбеленной и крашеной пеньки композиции были посвящены Северу: «Тундра», «Морошка», «Свадьба оленеводов». Гобелены отличаются интересной композицией, изобретательным ракурсом, монохромным колоритом. И опять – это был первый опыт создания художественных гобеленов в республике.

P1100121.jpg

Свадьба оленеводов. 1981. Из фондов НГРК

За свое многолетнее творчество Сергей Алексеевич Добряков получил медаль «За трудовое отличие». В 1961 году ему присвоили звание Заслуженного деятеля искусств Коми АССР, в 1987 присудили Государственную премию имени Виктора Савина. В том же году прошла первая и последняя при его жизни персональная выставка. 3 октября 1989 года художника не стало. На седьмой зональной выставке «Художники Севера» в том же году творчество художника было представлено двумя работами, созданными годом ранее: «Ульяново» и «Уходящая Русь Николая Клюева».

Uhodyaschaya-Rus-N.Klyueva.-1988.jpg

Уходящая Русь Николая Клюева. 1988. Из фондов НГРК

Поэт Николай Клюев, заново открытый советскими читателями только в 1977 году, соединял в своих стихах народное крестьянское творчество и религиозность русского народа. Добряков написал его образ подобно иконе с клеймами. В среднике – Клюев, в клеймах – небольшие композиции, раскрывающие понимание «Уходящей Руси»: церкви, старинные города и села, деревянные дома, работающие в поле и дома крестьяне, а вместе – ощущение обстоятельности, покоя, тишины, связи времен, вечности. Всё то, что составляло ценность и для самого Сергея Добрякова.

Возрастное ограничение 0+

Кураторы выставки:

Беляева Надежда Жоржевна
тел.:24-56-61
e-mail:

Комментарии (0)

Добавить комментарий